Интернационал Татлина

  • 23 07 2010
  • admin

Ill Интернационала Татлина — вся порыв, энергия, устремленность в будущее и в то же время глубочайшее "укоренение" в толщу человеческой истории и культуры. Пожалуй, башня Татлина как никакое другое произведение архитектуры доказала огромные символические возможности новых форм, не обремененных прямыми историческими ссылками и воспоминаниями.

Именно через нее проходит прямая линия осознанно символических исканий в нашей архитектуре, которые на разных ее стадиях принимали, естественно, различную стилистическую окраску, но всегда нацелены на то, чтобы выразить присущими им средствами единую генеральную идею торжества, победоносного укрепления социализма в нашей стране. Эта идея приобрела особое, чисто политическое значение в предвоенный период и получила свое кульминационное завершение в разработке окончательного варианта Дворца Советов и в Советском павильоне 1937 г. на Международной выставке в Париже. Оба эти произведения связаны с именем Б. Иофана — удивительного архитектора, яркое дарование которого раскрылось именно в предвоенное десятилетие. О нем еще пойдет речь. Сейчас же нам важно подчеркнуть глубокую органичность не только мотивов, но и самой установки на символизм образов в определенном слое советской архитектуры, начиная с самых ранних стадий ее развития. Причем, что очень характерно, символичность неизменно шла бок о бок с грандиозностью. Каждая великая эпоха, как сформулирует позже А. В.Луначарский, имеет соответствующую великую архитектуру — в это тогда верилось твердо. И величие понималось в том числе и в буквальном, физическом смысле слова. Грандиознейшим сооружением мира мыслилась башня Татлина, к этой же категории должен был относиться Дворец Труда, таким стал в конце концов в своем окончательном проектном варианте Дворец Советов.