Подлинный художник

  • 03 07 2010
  • admin

Он был натурой артистической, и как подлинный художник, даже понимая умом логичность хода "изнутри — наружу", не мог не идти по направлению "снаружи — внутрь", т. е. от решения формы, которая, собственно говоря, и является единственным воплощением содержания произведений искусства и потому смыслом и итоговой целью подлинно художественного

поиска.

Ход "снаружи — внутрь", от пластической формы к функции, конструкции, материалу был, как известно, присущ концепции рационалистов, объединенных в Ассоциацию новых архитекторов (АСНОВА) и стоявших в этом пункте на позициях, полярных конструктивистам. Предельно сложные и острые взаимоотношения ОСА и АСНОВА, вытекающие из их взаимно отрицающих теоретических установок и творческих методов, как мы помним, начинают во второй половине 20 — х годов постепенно смягчаться. Конструктивисты все больше внимания уделяют собственно эстетическим вопросам, начинают осознавать важность идейных задач архитектуры, самоценность ее образных характеристик. В свою очередь рационалисты начинают ощущать тупиковость замкнутых в себе формальных экспериментов и исканий и углубляются в практические вопросы, связанные с оптимизацией функциональных и материально — конструктивных решений. Под воздействием самой жизни, расширяющейся практики реального строительства конструктивисты и рационалисты как бы двигались навстречу друг другу. И творчество Леонидова, прежде всего его Институт Ленина, своего рода мост между конструктивизмом и рационализмом, этими двумя, как мы теперь понимаем, не взаимоисключающими, а дополняющими друг друга творческими течениями молодой советской архитектуры.