М. Гинзбург

  • 12 06 2010
  • admin

М. Гинзбург отмечал, что проект Леонидова "приводит к чисто пространственному архитектурному решению, уводящему от традицонных решений здания и приводящему к реорганизации самого представления о площади и городе, в которых это здание могло бы появиться".

Александров П. А.. Хан — Магомедов СО. Указ. соч.. с.20. В своем последующем творчестве Леонидов также широко применял обнаженные инженерные конструкции в качестве не только полноправного, но подчас даже лидирующего элемента в системе средств архитектурной выразительности. Достаточно указать еще на одну этапную его работу — проект Дома Наркомтяжпрома на Красной площади в Москве (1934 г.). Здесь прямоугольная башня увенчана своего рода короной пространственных ферм гигантского размера. И хотя они. в отличие от Института Ленина, выполняют в данном случае лишь декоративную функцию, сам прием эстетического освоения чисто инженерных конструкций выявлен со всей отчетливостью. Правда, в этом уже можно усмотреть зародыш будущего "смертного греха", в котором теперь в основном обвиняют "современную" архитектуру: принципиально отвергнув не требующую больших затрат, в общем — то безобидную орнаменталистику и декор традиционных стилей, она в конечном итоге оказалась вынужденной украшать себя с помощью дорогостоящих, гипертрофированных в своих эстетических претензиях собственно архитектурных и инженерных элементов. От "украшения архитектуры архитектурой" предостерегал еще И. Жолтовский. В наше время, пожалуй, наиболее остро критикует это американский архитектор Р. Вентури в серии своих работ, посвященных "урокам Лас — Вегаса" и концепции "декорированного сарая".