В сложной атмосфере начала 30х годов

  • 01 04 2010
  • admin

В сложной атмосфере начала 30 — х годов, когда было ясно, что аскетическая архитектура прошлого десятилетия иссякает и процесс общей творческой перестройки не только приближается, но уже и происходит на деле, когда в горниле конкурсной эпопеи Дворца Советов сталкивались разнообразные, как правило, не очень внятные подходы, претендовавшие тем не менее на абсолютное понимание смысла и формы грядущей архитектуры, необычайное значение приобретали ясные творческие программы, утверждавшие не столько логически выстроенные теоретические концепции, сколько живой, реализованный в конкретных формах язык архитектуры, за которым стояли бы и личность автора, и та традиция, на которую он опирается. Именно с такого рода овеществленной программой, реализованным в камне кредо выступил своим домом на Моховой академик Жолтовский — признанный мастер, глашатай не умиравшей в нашей архитектуре классической традиции, восходящей к античности и Ренессансу. Его мнения ждали. Было ясно, что в процессе поворота, когда, с одной стороны, были неизбежны всеобщая сумятица и разброс мнений, а с другой — общественный и профессиональный престиж наследия, традиций, особенно классических, неуклонно повышался, именно он должен сказать одно из решающих, а может быть даже окончательное слово, указать, куда идти. Такое слово было сказано, превращено в дело, в здание.