Объекты строительства

  • 04 01 2010
  • admin

Объекты эти очень разные по назначению, совершенно не похожи друг на друга, но всех роднит специфическая близость — противостояние абстрактным функционалистским установкам формообразования, обработка самоценного языка форм. Обращает на себя внимание совершенная невыводимость этой архитектуры из привычной логики следования формы функции, ее продиктованность особой логикой художественного воображения, образного мышления. Ну разве могут, к примеру, неожиданные постройки В. Павлова в Иркутске быть объяснены исходя лишь из функции и конструкции (хотя автор и стремится практически всегда сохранить впечатление "объективности"), а вызвавшее много споров творчество А. Косинского в Ташкенте — ул. Богдана Хмельницкого, баня и т. д.здесь через все эти предвзятости автор просто переступил. Архитектура новейшей тенденции — создает ли ее Е. Розанов или В. Красильников, С. Сутягин или Г. Баравикас, братья Насвитисы или А. Меерсон, М. Гелзис или Т. Рейн, Ю. Гнедовский или В. Лебедев, Ю. Платонов или Г. Погосян, О. Каландаришвили, Ф. Новиков или другие сторонники новых веяний — вся подчинена специфическим законам творческой интуиции, отличным от привычной элементарной "правдивости" выражения функции, конструкции, материала. Такая архитектура, как правило, раздражает, шокирует традиционно сформированное функционалистиское сознание и это понятно, ибо во многих объектах очевиден "перебор" выразительных средств, заигрывание с массовым вкусом и т. п. Но вместе с тем нельзя отказать всей этой архитектуре в свежести подхода к решению задач, творческой раскованности, смелости и подлинной художественности создания форм. Она. программно неканонична в функционалистском смысле и принципиально противостоит надоевшим унылым штампам геометризированной архитектуры бетона, стекла и металла, которую лишь по инерции продолжают называть "современной", хотя она уже безнадежно осталась во вчерашнем дне.